Открытое Письмо в Областную избирательную комиссию Московской области

Татуировка — Сколько Стоит? Как записаться? Как сказать мастеру что я хочу?




Солнечный Город - информационно-развлекательный портал, полезная информация, развлекательные и научные статьи, новости, финансы, гороскопы



Оригинал — http://www.votas.ru/ZajavaMO-221213.html

В Областную избирательную комиссию Московской области

Копия: В Центральную избирательную комиссию РФ

Копия: Губернатору Московской области Воробьеву А.Ю.

Копия (для сведения): Президенту РФ Путину В.В.

от гражданина РФ Бузина А.Ю.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

На досрочных выборах Главы Солнечногорского муниципального района Московской области я присутствовал в качестве члена Территориальной избирательной комиссии Солнечногорского муниципального района Московской области (далее — ТИК) с правом совещательного голоса. Участие в заседаниях ТИК, наблюдение за её деятельностью, полученная мной от других лиц информация об этих выборах позволяет мне ответственно заявить, что указанные выборы не соответствуют законодательству Российской Федерации, Конституции Российской Федерации и международным избирательным стандартам. Более того, нарушения производились целенаправленно и с вызывающим пренебрежением к закону, в присутствии многочисленных свидетелей.

Следует особо отметить, что такое поведение ТИК было в определенной степени неожиданностью, поскольку в последнее время, после 2011 года появилась надежда на то, что российские выборы будут приближены к закону. В частности, в Московской области, после смены председателя областной комиссии стали реже наблюдаться грубые нарушения законодательства о выборах; резко уменьшился объем фальсификаций на последней стадии выборов – при голосовании и подсчете голосов, увеличилась степень открытости и гласности работы комиссий.

Главное прямое нарушение закона, наблюдавшееся в ТИК, — нарушение одного из принципов российских выборов, указанного в пункте 5 статьи 3 «Принципы российских выборов» Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее – Закон о гарантиях), и заключающегося в открытости и гласности деятельность комиссий при подготовке и проведении выборов. ТИК под руководством председателя комиссии Березина А.В. при содействии врио Главы  Солнечногорского района и одновременно кандидата на данных выборах Якунина А.В. умышленно многократно нарушала указанное принципиальное положение российских выборов. Более того, были созданы специальные условия, чтобы данное положение нарушалось.

Результатом нарушения указанного принципиального положения о выборах является невозможность со стороны общественности дать оценку правильности проведения выборов, их честности, законности избрания Главы района. Нарушение указанного принципа содействовало дальнейшему падению авторитета института выборов у граждан страны и, в частности, у жителей Солнечногорского района Московской области, падению доверия к представителям власти, в том числе к избранному на выборах, недоверию к результатам выборов, в конечном счете – к подрыву конституционных основ государства, установленных частью 3 статьи 3 Конституции РФ. Полагаю, что указанное нарушение одного из принципов выборов должно было бы привести к признанию данных выборов недействительными в связи с невозможность установить в законном порядке действительное волеизъявление избирателей. Следует заметить, что содействие избранного Главы района нарушению принципа выборов также является основанием для отмены результатов выборов.

Нарушение принципа открытости и гласности в деятельности ТИК выразилось в следующем.

В период избирательной кампании ТИК была перемещена из здания городской администрации в здание районной администрации, сильнее охраняемое и более приспособленное для пресечения доступа «нежелательных» лиц в ТИК. Помимо того, что вход в здание райадминистрации охранялся полицией, ТИК была размещена в отдельном отсеке здания (официально – в комнате 111), запирающемся на металлическую дверь и имеющем отдельный тоже запирающийся выход из здания. Внутри отсека также была установлена охрана из двух полицейских. Понятно, что такое размещение и охрана были осуществлены по указанию врио Главы района, кандидата на должность главы Якунина А.В.

После этого проникнуть в ТИК стало невозможно, поскольку полиция получила указание не пропускать никого без удостоверения. Более того, как я убедился 21 декабря, полиция получила указание пропускать в ТИК только определенных лиц. В частности, при мне полиция отказалась пропускать в ТИК по удостоверению члена ТИК с правом совещательного голоса Прокофьева М.А.

21 декабря 2013 года примерно в 11:30 не удалось попасть в ТИК и мне, предъявившему уведомление о назначении меня членом ТИК с правом совещательного голоса. ТИК на звонки не отвечал, никто из представителей ТИК не выходил для того, чтобы убедиться в моих полномочиях. Примерно через час ожидания перед первым постом полиции, появился председатель ТИК А.Березин. Узнав о цели моего прихода, он даже не посмотрел уведомление, заявил, что уведомление о назначении члена с совещательным голосом должен подавать сам кандидат, и удалился.

Отмечу здесь, что А.Березин при мне общался со всеми «нежелательными» для него лица в той же манере: либо его высказывания о законе были ложными (например, «доверенное лицо кандидата не имеет права подавать жалобы о нарушении избирательных прав»), либо Березин давал ложные обещания («сейчас», «через пять минут», «рассмотрим, в порядке предусмотренным законом», «займемся» и т.д.), либо пытался выстроить демагогические конструкции (например, «как я могу проверить подлинность подписи на документе»). Все подобные реплики были направлены на то, чтобы не выполнить законные требования, предъявляемые к ТИК наблюдателями, членами избирательных комиссий с правом совещательного голоса и т.д.

Только после моих звонков Председателю Избирательной комиссии Московской области (далее — ИКМО) Вильданову И.Р. и начальнику управления организации избирательного процесса ИКМО Кудрявину И.В.  Березин принял у меня извещение о моем назначении.

Сразу отмечу, что в дальнейшем я не получил ни одного приглашения на заседания комиссии (я присутствовал на 2-х заседаниях явочным порядком). Так же, как и я, не получал приглашения на заседания комиссии, член ТИК с правом совещательного голоса М.Прокофьев, назначенный за несколько недель ранее. Добавлю, что последнему не удалось получить в комиссии для ознакомления ни одного запрошенного там документа. Очевидно, что это является нарушением подпунктов а) и г) пункта 23 статьи 29 Закона о гарантиях.

Во время моего пребывания в ТИК я запросил у нее представления копий двух документов. После многократных напоминаний мне удалось получить незаверенную копию одного из них (решение ТИК №102/7-7). Копию другого документа (решение ТИК №102/3-7) я, несмотря на неоднократные напоминания, не получил до сих пор.

Днем 21 декабря 2013 года, предугадывая в такой обстановке возможные трудности при подведении итогов голосования, я представил в комиссию два проекта решения ТИК и предложил Березину созвать заседание ТИК для обсуждения данных проектов. Фактически мое предложение было проигнорировано; на следующем заседании, состоявшемся 22 декабря  в 18:30, обсуждение предложенных проектов было отвергнуто, так же, как и вообще обсуждение всех вопросов организации избирательного процесса. Между тем, один из проектов был связан с организацией приема документов от участковых комиссий в ТИК, которую ТИК, как я и предполагал, не организовал (см. ниже) в соответствии с законом, нарушив свои обязанности, предусмотренные п.3 ст.20 Закона о гарантиях.

22 декабря в течение всего дня голосования наблюдались трудности с передачей в ТИК обращений о нарушении закона, а также с допуском в ТИК лиц, имеющих право там присутствовать в соответствии с  пунктами 1 и 3 ст. 30 Закона о гарантиях. Точнее говоря, попасть в то место, где находилось руководство и члены ТИК, было невозможно совсем, поскольку они находились за запертой металлической дверью (см. выше), охраняемой изнутри полицейскими. За эту дверь не пускали и тех «нежелательных лиц», которые находились в здании райадминистрации, в частности меня, других членов ТИК с правом совещательного голоса и представителей СМИ.

22 декабря здание райадминистрации было заполнено сотрудниками администрации, полиции, а также непонятными мужчинами, располагавшимися в коридорах и кабинетах здания, ничем на первый взгляд не занимавшихся. В обязанности последних, по-видимому, входило «наблюдение за порядком», поскольку они находились рядом с теми местами, куда не допускались немногочисленные проникшие в здание «посторонние лица». Так, эти мужчины располагались на первом этаже перед входом в здание и в запертый отсек ТИК, на втором этаже – непосредственно рядом со входом в актовый зал, перегораживая вход в коридор, где находились сотрудники администрации, а также при входе на третий этаж, где также находились сотрудники администрации и представитель ИКМО. Таким образом, в течение всего дня голосования ТИК находилась в здании, охраняемом полицией, и другими неизвестными мужчинами, наполненном сотрудниками администрации, и занималась неизвестно чем, находясь в отдельном запертом отсеке этого здания. Некоторые члены комиссии с правом совещательного голоса, представители СМИ концентрировались в актовом зале администрации и не допускались в другие помещения.

Сдача заявлений о нарушениях, оспаривание решений участковых комиссий, проход в здание представителей СМИ были максимально затруднены. Примерно около 16 часов, когда у входа в здание скопилось несколько заявителей и представителей СМИ, мне пришлось повторно обращаться по телефону к присутствовавшему на третьем этаже здания начальнику управления организации избирательного процесса ИКМО И.Кудрявину. Только после этого председатель ТИК А.Березин соизволил спуститься вниз, принять заявления и дать указание пропустить представителей СМИ.

Вопреки требованию закона о немедленном рассмотрении заявлений в день голосования, заявления не рассматривались немедленно, что повлекло за собой правовые последствия — невозможность восстановления нарушенных избирательных прав. Также отметим, что по свидетельству некоторых наблюдателей районный суд Солнечногорского района в день голосования был закрыт.

Первое и единственное в день голосования заседание ТИК началось в 18:30. На нем были рассмотрены около 10 заявлений, часть из которых касалась недопуска и удаления (отстранения). Многие из этих заявлений (в том числе о недопуске и удалении) были поданы еще утром; рассмотрении их вечером означало фактическую невозможность восстановления нарушенных прав. Полагаю, что затягивание рассмотрения заявлений не имело объективных причин и было совершено умышленно с целью нарушения избирательных прав граждан. В конце заседания председатель ТИК отказался принять и своевременно рассмотреть несколько заявлений, которые были доставлены в период проведения заседания.

Отмечу важное обстоятельство: на этом заседании, несмотря на то, что ТИК отказался поставить в повестку дня важный предложенный мной вопрос об организации приема избирательной документации от УИК в ТИК, мне еще предоставляли возможность высказаться при обсуждении решений по обращениям о нарушениях (проекты решений у членов ТИК отсутствовали). Большинство из принятых решений ТИК, с моей точки зрения, недостаточно обоснованы, само рассмотрение заявлений было поверхностным и необъективным, поэтому я высказывал свою точку зрения по рассматриваемым вопросам.

В 21:40 в помещении актового зала была вывешена на стену «увеличенная форма сводной таблицы ТИК» (далее — УФСТ), представлявшая собой листы формата А3. При этом в УФСТ отсутствовали 2  комиссии — №3573 и №3574.

В 22:00 в здание администрации прибыли представители УИК №№ 3029, 2973, 2997, которые не были допущены к внесению данных в УФСТ под предлогом того, что идет погашение оставшихся в ТИК бюллетеней. Действительно, погашение оставшихся в ТИК бюллетеней демонстративно производилось в актовом зале примерно с девяти и до одиннадцати часов ночи. В общей сложности надо было погасить около 32,5 тысяч бюллетеней, подавляющее большинство которых находилось в запечатанных пачках. Затягивание процесса погашения бюллетеней бросалось в глаза: члены комиссии начали этот процесс не непосредственно после окончания времени голосования, затем они стали пересчитывать бюллетени, вскрывая запечатанные пачки, и только после 22:10, когда, по-видимому, была получена информация об общей картине итогов голосования, была дана команда запечатанные пачки не вскрывать и бюллетени в них не пересчитывать.  С избирательных участков в это время поступала информация о том, что им приказано не спешить со сдачей протоколов.

К началу 12-го ночи у входов в здание райадминистрации столпилось большое количество представителей УИК с протоколами, которых не пускали внутрь. Представители около 30 УИК (тех, в которых были установлены КОИБ) толпились при входе в здание, у полицейского поста. Там же сконцентрировались лица, желающие сдать обращения о нарушениях, и представители СМИ. Представители еще около 20 УИК (тех, где проводился ручной подсчет голосов) столпились у запасного входа в здание (с левого торца здания). При этом последних поочередно запускали в здание.

В 23:25 представителей УИК с КОИБ допустили внутрь здания, и они разместились в актовом зале. До 23:55 они дожидались появления председателя ТИК Березина, выкрикивая претензии в адрес плохой организации процесса. После появления Березина и объявления им «порядка» приема протоколов все представители УИК бросились к стене, где была вывешена УФСТ, и начали заполнять её по мере доступа к ней. В начале первого ночи в актовом зале начали появляться представители УИК без КОИБ.

После проверки протокола у представителей ТИК, сидевших на сцене, представители УИК проходили прямо со сцены в запасной выход из актового зала, где, видимо, был расположен терминал ГАС «Выборы» и куда доступ был блокирован какими-то мужчинами (якобы из отдела обеспечения безопасности здания).

В результате описанной процедуры примерно к трем часам ночи УФСТ была заполнена почти всеми УИК (за исключением двух), причем часть данных отсутствовала или была очевидно неверной. Отсутствие во многих случаях подписи лица, вносившего данные, объясняется указанием Березина, вопреки закону, подписи ставить только после окончательной сдачи протокола в ТИК.

Таким образом, прием протоколов УИК об итогах голосования, внесение данных в УФСТ, подведение итогов голосования в ТИК производились с грубым нарушением статьи 69 Закона о гарантиях. Это не позволило присутствующим лицам убедиться в правильности подведения итогов голосования в ТИК.

Примерно в три часа ночи все члены ТИК исчезли из актового зала в неизвестном направлении. В актовом зале остались члены ТИК с правом совещательного голоса, представители СМИ, майор полиции. Рядом с актовым залом также находились неизвестные мужчины.

Около четырех часов ночи представитель СМИ Е.Федин попытался разыскать членов ТИК, обратившись в полицию и к охране здания. Ему стало известно, что члены ТИК находятся на 3-м этаже здания. Он направился на 3-й этаж, где был встречен неизвестными мужчинами – то ли сотрудниками администрации, то ли приглашенными «охранять» здание, по-видимому, сильно возбужденными победой своего кандидата, и был избит ими.

Около  пяти часов ночи члены ТИК в полном составе явились в актовый зал и заняли места на сцене, подальше от членов комиссии с правом совещательного голоса. Председатель ТИК объявил о начале итогового заседания ТИК с повесткой дня – рассмотрение поступивших жалоб и подписание протокола ТИК об итогах голосования. Следует заметить, что в это время УФСТ  не была полностью и правильно заполнена.

Председатель, в нарушение подпункта б) пункта 23 статьи 29 Закона о гарантиях отказался даже поставить на голосование мое требование о дополнении в повестку дня: я предлагал рассмотреть вопрос об избиении представителя СМИ.

Затем практически без обсуждения были рассмотрены 22 заявления о нарушениях на избирательных участках. При этом председатель, грубо нарушая мое право, установленное подпунктами б) и в) пункта 23 статьи 29 Закона о гарантиях ни разу не дал мне слова для задания вопросов и выступления, просто игнорируя мои требования о выступлении.

Следует особенно отметить, что многие заявления содержали информацию о грубом, а иногда тотальном (например, на УИК №2993) нарушении избирательного законодательства. Однако, были удовлетворены только те требования, которые не могли иметь никаких правовых последствий (отменить решение УИК о запрете фото- и видеосъемки).

Затем председатель комиссии, опять же не предоставив вопреки моему требованию, мне слово для выступления, поставил вопрос об утверждении сводной таблицы ТИК, и комиссия приступила к подписанию неизвестно чего (поскольку члены комиссии не обязаны подписывать сводную таблицу ТИК). После этого я вынужден был покинуть заседание в знак протеста против вызывающего нарушения предусмотренных законом процедур, а также моих избирательных прав.

Полагаю, что поведение указанной ТИК может быть объяснено только целенаправленной работой ТИК на победу одного из кандидатов. С учетом информации о нарушениях, поступавшей из участковых избирательных комиссий, информации о срочном изменении составов участковых комиссий перед выборами, экстренной замене 14 декабря председателей 13-ти УИК, полагаю, что наблюдавшееся мной в ТИК Солнечногорского района Московской области грубое нарушение принципа открытости и гласности, нарушение процедур подведения итогов голосования, циничное нарушение прав членов комиссии с правом совещательного голоса достаточно для признания данных выборов недействительными, расформирования территориальной избирательной комиссии Солнечногорского района, привлечения руководителей ТИК к административной ответственности.

Указанные санкции лежат вне компетенции избирательных комиссий, поэтому предлагаю Избирательной комиссии Московской области на основании установленных пунктом 7 статьи 28 полномочий отстранить Березина А.В. от должности председателя ТИК Солнечногорского района Московской области.

Обращаюсь также к Губернатору Московской области Андрею Юрьевичу Воробьёву с просьбой предпринять действия, направленные на наказание Главы Солнечногорского района за использование должностного положения при организации выборов (предоставление помещений, дополнительной охраны, привлечение сотрудников в здание администрации в день голосования).

 

Председатель Межрегионального объединения избирателей,

Сопредседатель Общественного движения «ГОЛОС»,

Член Общественного научно-методического консультативного совета при ЦИК России,

Член территориальной избирательной комиссии Солнечногорского района Московской области,

Кандидат юридических наук                                                                         А.Ю.Бузин

 

Оригинал — http://www.votas.ru/ZajavaMO-221213.html

Положить закладку в свой дневник, в ВКонтакте, Одноклассники
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Twitter
  • Блог Li.ру
  • Blogger
  • LiveJournal
  • Tumblr
Bookmark and Share


Солнечный Город - информационно-развлекательный портал, полезная информация, развлекательные и научные статьи, новости, финансы, гороскопы






Татуировка — Сколько Стоит? Как записаться? Как сказать мастеру что я хочу?


Похожие записи :

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




panchevstudio Солнечный Город Каталог Татуировок Профессиональное Видеопроизводство Генон - удобный поиск ответов на вопросы PR-CY.ru Яндекс.Метрика

119 queries. 0,766 seconds.